MMABoxing.ru – Все новости в мире MMA, бокса и единоборств

Bezymyannyy 4

Михаил Заяц: «Во время сборов с Фёдором тренировались так, что к боям часто подходили без сил»

Известный российский боец, чемпион командного турнира М-1, финалист Гран-при Bellator в полутяжёлом весе в эксклюзивном интервью порталу mmaboxing.ru рассказал о:
— Удручающем состоянии ММА в его родной Брянской области и проблемах местной Федерации под руководством Виталия Минакова;
— Особенностях тренировок в команде , где он пробыл почти 5 лет;
— Том, почему братьев Фёдора и Емельяненко тренеры иногда не ставили в спарринг;
— Своём возможном переходе в UFC в ближайшее время;
— Своих выступлениях по троеборью;
— Поединке, который остался в его памяти навсегда;
— Своей нынешней команде Strela Team и многом другом…

В Брянской области сейчас нет никакого развития ММА

– Ну что, Михаил, ты сюда откуда пришёл?
– В кафе? Или в мир? (смеётся)

– Ну в мир то я представляю. Ты же из Брянска? Там родился?
– Не совсем из Брянска. Я родился в древнем городе Карачеве. Если захочешь поинтересоваться, можешь зайти в исторический музей, который находится на Красной площади, и найти там карту 10 века. На ней будут изображены: Киевское княжество, Черниговское, Московское и вот как раз Карачевское.

– А город где находится?
– На распутье двух рек…

– Тигр и Ефрат? Или это совсем уже далеко? (смеётся) Это рядом с Брянском?
– Да. Брянская область.

– Сам живёшь в Брянске сейчас, а тренируешься в Москве, правильно?
– Да, всё верно.

qpPi5K6bIuE

– А где больше времени проводишь?
– Всё зависит от моей профессиональной деятельности. Если идёт подготовка к бою, то я больше времени нахожусь в Москве. А если это время между боями – то в Брянске.

– А в Брянске ты тренируешься?
– Конечно. Просто немного меняется формат тренировок. В Брянске это – лыжи, троеборье, многоборье. То есть не единоборства, а больше именно физ. подготовка.

– Из Брянска же в российском ММА ещё один известный боец – Виталий Минаков.
– Да. Но я бы не сказал, что он один. Есть ещё , да и ещё много молодых ребят, которые пока не так известны.

– Я знаю, что Виталий Минаков – президент Брянской области по ММА. Я слышал от нескольких людей, что данная Федерация не очень хорошо себя зарекомендовала, и по сути просто занимается тем, что растрачивает непонятно куда выделяемый государством бюджет. Это так?
– Тут стоит смотреть чуть шире. Сама по себе Федерация ММА России – она на первоначальном этапе развивалась очень хорошо. А сейчас возникли какие-то сложности. Тут многое зависит от конкретного президента Федерации в каждом регионе.

– У вас это Виталий Минаков?
– Да.

– Он занимается развитием?
– Нет. Он или не может, или нет времени, или не умеет. Но Федерация сейчас на дне. Нет ни судей, ни рефери аккредитованных.  Если что-то проводят, то людей приглашают извне. То есть нет развития. Даже сильнейшие ребята области вынуждены выезжать на какие-то соревнования за свои деньги. Я глубоко знаком с этой проблемой.

– А ты можешь как-то повлиять на это?  У тебя же есть имя. Тебя могут услышать.
– Там всё – дремучий лес. Было раньше предложение Виталию, чтобы кто-то помогал, занимался Федерацией. Но он не хочет. Хочет быть президентом.

– Должность президента Федерации ММА какого-либо региона – что-то даёт?
– Думаю, что это больше как статус, в первую очередь. Помню, когда я учился в Казани, у нас был тренер – президент Федерации по рукопашному бою. И вот он говорил, что мол в Татарстане два президента – он и Шаймиев. Очень гордился этим. У него прям визитки были, где крупно было написано слово "Президент".

– Забавно это всё, конечно. Как у тебя сейчас с карьерой? Готовишься к чему-то?
– К троеборью.

– К троеборью? То есть помимо ММА ты ещё и троеборьем занимаешься на таком уровне, что даже выступаешь где-то?
– Да. Выступаю на всероссийских турнирах. Приехал, заплатил взнос и вперёд.

– А зачем тебе это нужно?
– В первую очередь – это испытания самого себя

mikhail zayats trainer and titi ortiz bellator

– Но ты себя и так испытывал в поединках с сильнейшими бойцами мира.
– Это другое. Одно дело когда ты в бою – там ты испытываешь и себя и противника. А тут – ты наедине с собой, и перед тобой только дистанция: плыть, ехать, бежать. Это достаточно тяжело даже психологически.

А в боях какие планы?
– В ожидании сейчас. Думаю, что Иван Банников, мой менеджер, на август-сентябрь что-то организует.

– Иван Банников? Это один из основателей команды Strela Team?
– Правильнее сказать, что он один из организаторов промоутерской компании, как и Тарас Кияшко. Хотя, если честно, я могу ошибаться. Не очень хорошо разбираюсь в их иерархии в компании. Для меня они все друзья, я там с первых дней.

– Как вообще получилось, что ты стал работать с Тарасом Кияшко и появился в команде Strela?
– Мы много тренировались вместе с . Хорошо общались, часто пересекались. И он в какой-то момент с Тарасом сблизился. Я же Тараса знал через других людей, к примеру через знаменитого Андрея Кочергина. И вот так получилось, что мы втроем соединились и начали тренироваться. Также уже тогда был с нами Дмитрий Селивахин, который в команде занимается развитием борьбы и джиу-джитсу. Постоянно бразильцев приглашали. Он с синего пояса начинал, а сейчас уже чёрный.

– А у тебя есть пояс?
– Да, пурпурный. Хотя на самом деле в бразильском джиу-джитсу своеобразная система получения поясов. То есть ты можешь в итоге получить чёрный пояс просто через какое-то время тренировок, даже не выступая на соревнованиях. Грубо говоря, чтобы Мастера спорта России получить, ты должен выступать, выиграть, а тут нет. Это иногда похоже на бизнес даже.

– Ты считаешь, что бразильское джиу-джитсу и грепплинг – в этом плане коммерциализированы?
– Да. Это как в карате. Раньше, чтобы получить пояс, какой-то дан, нужно было реально попахать. А через какое-то время Блюминг начал выдавать пояса всем подряд.

DPP 10099 3

– Блюминг?
– Да, был такой известный мужичок в Голландии.
В общем суть такая, что в сейчас в бразильском джиу-джитсу ты можешь встретить двух чёрных поясов – и вот один будет действительно высочайшего уровня, а другой даже близко нет. Но у обоих пояс будет чёрным.

– Какие у тебя амбиции сейчас? Всё-таки ты уже пробовал себя в крупных мировых лигах. Хочешь снова отправиться за рубеж, брать какие-то высоты?
– Да. Оставаться в России – для меня это сейчас будет как топтание на месте.
Это как езда на машинах. Вот будет у тебя УАЗ и двухсотка (прим. – Land Cruiser 200). И то и то вроде джип, но сам понимаешь, что двухсотка то по престижнее.

– У тебя какая машина?
– Вертолёт (смеётся)

– Ну я знаю, что у тебя как раз Land Cruiser 200. А ты когда-нибудь ездил на УАЗике?
– Конечно.

– Серьёзно? У тебя был УАЗ?
– Нет, не мой личный. Просто пробовал ездить.

Менеджер ведёт диалог с UFC. Надо одержать несколько побед и можно будет туда попасть.

– Ты не дрался с 2014 по 2017 год.
– В профессионалах – да.

– Почему?
– Была травма колена. Потом ногу "ремонтировал". Потом снова травма и повторная операция на колено, более удачная.

– Ты вернулся и провёл 2 боя. Оба в организации М-1. Почему именно там?
– Она более родная, чем остальные организации. Я там уже выступал. Мне позвонили, предложили бой. Я вышел на замену за 3 недели до турнира. Выступил, победил. И всё пошло поехало.

nH3yAwpJo

– У тебя же был и пояс там был? Чемпиона М-1?
– Да, у нас была командная встреча, командный турнир. 16 команд участвовало, и вот мы заняли 1 место. Команда из Оскола, где Фёдор тренировался – "Александр Невский" тогда она называлась.

– Ты защищал пояс? Я знаю, что ты бился с Винни Магельяшем в титульном бою и проиграл. Он у тебя этот пояс забрал получается?
– Нет нет, немного не так. Я выиграл пояс в командном турнире, а с Винни был поединок за чемпионский пояс, личный, так скажем.
Раньше то, кстати, когда я начинал выступать, вообще поясов не было. Были кубки, медали. А пояса – уже такое новое веяние в ММА стало. 

– Были какие-то предложения от других российских промоушенов? От ACB например?
– Мне там не очень атмосфера нравится. Был 1 раз на их турнире, и как-то больше не хочется.

– Но ты считаешь, что в плане конкуренции в России они сейчас лучшие?
– Да. Они очень мощно развиваются. Большие деньги вкладывают. Круто свои турниры проводят, привлекают много людей.

– Бой, который планируется в августе-сентябре, будет в России или за рубежом?
– В России, против иностранца. Нужно в любом случае сейчас несколько боёв в России провести, чтобы заявить о себе, чтобы обо мне вспомнили. 
Я сейчас провёл вот бои в Финляндии и Китае, и огласка почему-то была минимальная была у этих турниров. Данные бои даже найти тяжело в интернете.

– Но после предстоящего боя, который пройдёт на М-1, как я полагаю, ты уже будешь пробовать себя за рубежом?
– Скорее всего да.

media images content 2017 8 1 889

– Ваша команда раньше работала с Bellator, сейчас Саша в UFC. Куда реальнее попасть в данный момент? 
– Хотелось бы в UFC. Там сейчас много "мешков" с кем можно подзарубиться (смеётся)

– Какой-то диалог ведёте?
– Да, менеджер постоянно на связи с ними. Следят, смотрят.

– Это они поставили условие, что нужно провести сначала несколько боёв?
– Да. Чтобы они посмотрели в какой я форме.

– То есть мы потенциально можем тебя увидеть в UFC, но вряд ли это будет московский турнир?
– Да, на нём вряд ли.

– А пойдёшь на него?
– Да, интересное мероприятие. Хотя хотелось бы всё-таки знать кто там будет выступать. А то билеты уже продаются, а файткарда толком и нет до сих пор.

– Но билеты при этом продаются отлично.
– Именно. Это удивительно.

– А по поводу Bellator? Я помню, что у тебя ещё оставался с ними бой по контракту? Как с этим обстоят дела?
– Да, верно, но там всё без проблем. Они сказали, что обязательств никаких у меня уже нет. Я, кстати, у них выступал ещё в весе 93кг, а сейчас то перешёл в 84кг.

mikhail zayats hits renato sobral

– А я и думаю, чего это ты так похудел. А почему сменил весовую?
– У меня после операции появилась какая-то аллергическая реакция, которая, кстати, тоже не давала выступать. Я лежал в больнице и никто не мог дать ответ, что это вообще. Я сдал множество анализов, но все врачи только разводили руками. Даже в Москве. В итоге тыкались, тыкались, и я нашёл человека, который привёз чудо-таблетки, которые решили данную проблему. Два курса пропил и всё ок.
В итоге, пока лечился, я серьёзно изменил питание, многое убрал из рациона, искал, экспериментировал, и вес упал сам по себе. И вот я понимаю, что вешу 90кг. Вот и принял решение спустится в весовую 84кг, в средний вес. Тем более эти 5-6 кг вполне легко уходят у меня.

– Средний – сейчас очень популярный вес в России.
– Да я думаю, что и не только в России.

– Верно. Но именно в России, например, в полутяжах сейчас нет столько популярных бойцов, как в 84кг. Василевский. Можно список продолжать. И получается, что в теории у тебя и в России сейчас много вариантов для хороших поединков. Тебе было бы это интересно?
– Почему бы и нет.

– Может с кем-то категорично отказался бы драться?
– Нет, таких нет. Тут главная проблема, что все в разных организациях. Да и всё же я нацелен выступать за рубежом.

– Понятно. Давай немного сменим тему и поговорим о соц. сетях. Я знаю, что у тебя есть Instagram. С чего ты вообще решил его вести?
– Да я больше балуюсь. Использую его как выражение моего настроения или каких-то идей.

– Сейчас то время, что даже промоушены часто смотрят на то, насколько у бойца раскрученный Instagram. Почему ты не занимаешься развитием своего? Ты хорошо выглядишь, у тебя совершенно точно много инфоповодов, которыми можно поделиться с аудиторией.
– Не всегда хочу что-то выкладывать.

– А почему? Какой-то барьер?
– Нет, барьера нет. Просто я не хочу сильно афишировать свою жизнь. Кому-то нравится выкладывать то, что он поел, где он был, что делал. Что-то говорить о своей семье. Мне – нет.

– Для тебя семья – закрытая тема?
– Абсолютно. Моя жена, мои дети – это мой мир.

– Мы с тобой знакомы уже 6 лет, и я тебя знаю как мужика с очень прямым и ярко выраженным взглядом по многим вопросам. Поэтому, обладая раскрученным Инстаграмом, ты бы мог афишировать важные проблемы, в частности – вот тот же вопрос с ММА в Брянске, и как-то влиять на это. Да, кто-то фоткает еду, а кто-то через это может поднимать важные вопросы.
– Да, согласен. Об этом надо подумать. Хорошая идея, конечно.
Но в целом, как говорится, – "Много пишешь о себе, привлекаешь ФСБ" (смеётся)

– А на страницы какие-то по ММА заглядываешь в instagram? Да и вообще – за ММА следишь сейчас? Может быть за тем в частности, что происходит в твоём весе?
– Да, но может быть не так активно, конечно. Что-то интересное естественно смотрю.

– Давай тогда так – откуда ты берёшь информацию чаще всего?
– В Instagram – в новостной ленте. Во "Вконтакте" бои смотрю. Могу новости почитать. В вашем Telegram канале Mmaboxing вот был часто, пока эти блокировки не пошли. Там где вот вы общаетесь. Там много лишнего, конечно, но какие-то моменты я для себя черпал. В соц. сетях не общаюсь, за комментариями какими-то не слежу. Не хочу забивать себе голову ненужной информацией.

– Как ты считаешь – профессиональный боец вообще должен по роду деятельности следить за ММА? Как минимум за тем, что происходит в его весовой.
– Конечно. И не только за бойцами своего веса. Есть и в других весовых интересные ребята, бои которых можно смотреть и находить эффективные элементы в технике, какие-то приёмы. Различные материалы по тренировочному процессу известных бойцов смотрю. Посмотрел, пропустил у себя в голове и думаешь, а получится ли у меня так сделать? Идёшь, берёшь себе партнёра и начинаешь отрабатывать. Видишь – что-то хрень полная. Не понимаешь, как вообще это в бою проходит. А что-то действительно круто работает.

Иногда после тренировок с Фёдором я был избит больше чем после многих соревнований.

– Михаил, ты упомянул ранее, что выступал в одной команде с Фёдором Емельяненко. Давай затронем эту тему подробнее. Команда называлась "Александр Невский"?
– Сначала она называлась Red Devil, потом "Александр Невский". А, когда мы уже ушли, она стала называться Fedor Team.

– У тебя есть друг – Юрий Пуляев. Изначально вы были борцы, учились в РГУФке, там познакомились с Фёдором и он пригласил вас тренироваться вместе с ним. Это было так?
– Не совсем. В Москве проходил турнир. Мы на нём познакомились с тренером Фёдора Владимиром Вороновым. И у него попросились на сборы. Он сказал, что без проблем. приезжайте. И вот был сбор летом в Кисловодске. Фёдор тогдп готовился к бою. Мы приехали, пожили 2 недели за свой счёт, после чего нам сказали, что мол ребята, уровень у вас хороший, оставайтесь с нами. И вот так всё закрутилось.

– На тот момент ты был чистым борцом? Ударной техникой активно не занимался?
– Я бы не сказал, что прям не занимался. Я же выступал по рукопашному бою, боевому самбо.

– Но основа была борьба?
– Да.

– И вот ты начал заниматься с Фёдором. Какой это был год? Тебе нравились тренировки? Сколько ты был в его команде?
– Это был конец 2006 года. Было интересно, было много нового. Тренировались мы вместе где-то до года 2011.

– Чем это отличалось от тех тренировок, которые у тебя сейчас?
– Сейчас мы стали уже умнее в этом плане, обладаем большими знаниями и опытом. Поэтому тренируемся по другой системе. А тогда было – "бери больше, кидай дальше". По такому принципу строились тренировки. Ты бегаешь, потом спаррингуешь, потом снова бегаешь. Бега было нереально много. И после этого ты ещё должен бороться и спарринговать, а у тебя сил то нет уже.

– Что ты считаешь самым ненужным в тех тренировках?
– Да много чего, честно говоря. Но главное – нужно было развиваться. Подтягивать людей извне, чтобы смотреть на новые методики, подходы, новые движения. Но они на тот момент считали себя лучшими и довольствовались теми знаниями, которые у них были.

c1af8c5dc316f3e66243ef2d87de0fe5 full

– Тогда два главных тренера было – Воронов и Мичков?
– Да, и ещё был тренер Руслан Нагнибеда. Очень известный человек в сфере кикбоксинга. Он был чуть с другим мышлением и с другой подачей техники. Интересно с ним было тоже заниматься. Но через какое-то время его или "съели", выжили оттуда, то ли он накосячил в чём-то. В общем команду он покинул.

– Фёдор был звездой в то время?
– Конечно

– Он был главный персонаж в команде?
– Естественно

– Вы поддерживаете отношения сейчас?
– Не сказал бы. Но я всегда рад с ним поздороваться, спросить как дела.

– По тем временам, что ты помнишь о Фёдоре? Часто можно слышать, что Фёдор при камерах и в жизни – это разные люди. Так ли это?
– Ну конечно. Но я думаю, что про любого так сказать можно.

– Но тут же смотря в какую сторону. Фёдор при камерах позиционирует всегда такое спокойствие. А в жизни?
– При камерах да – он более сдержанный, грамотный. А при своих конечно более открытый. И поговорить может, пошутить, подколоть где-то. Нормальный человек в общем.

– Правда говорят, что Фёдор очень жёсткий в спаррингах? И что вообще в его команде работают жёстко?
– Ну были какие-то эпизоды, как часть воспитания такого, закалки. Люлей получали, но в целом ничего из ряда вон выходящего. В целом это хороший момент. Мы тоже вот иногда молодых ребят проверяем, может немного помягче, но тем не менее. Просто сразу видишь – есть ли в человеке мужское начало. Потому что если уж такое на тренировке не вывозишь, то на ринге тебе вообще делать нечего.
У меня иногда после тренировок с Фёдором лицо было больше разбито чем после соревнований. И я за это ему могу сказать только спасибо, потому что когда проходишь это на тренировках, в бою уже чувствуешь себя по другому.
Это же рабочие моменты. Ссадины, синяки. Через это должен пройти каждый.

b3c2c27ff7628b3a98da0a420a74f3e3 full

– Фёдор говорил, что ты лучше всех бегал кросс. Это правда?
– Может быть. Кросс там – это как испытание было. Мы бегали не по какой-то спортивной науке, как сейчас, а как в "жопу раненый". Цель была – пробежать как можно быстрее. Чтобы поставить себя перед тренером, перед командой. Мужской коллектив – это всегда состязание. Соперничаешь не только сам с собой, а с окружающими также. Хочешь быть первым, пробежать быстрее. С одной стороны – это хорошо, но с другой – глупо. Слишком много бега было такого, бездумного. Правильнее было бы бегать по пульсу, это гораздо эффективнее. В те годы бывало, что мы к бою подходили настолько уставшими, что уже драться не хотелось. А нужно быть голодным. Голодным до крови. А нам уже просто ничего не хотелось. Это вот, конечно, была проблема тех сборов.

– Александр, брат Фёдора, был в команде?
– Да, иногда появлялся.

– У вас какие с ним отношения были?
– Хорошие. Но в целом привет/пока. У них же с Фёдором тогда ещё конфликты всякие происходили. То были, то не были. Помню даже дни, когда тренер объявлял, что сегодня Фёдор и Александр в парах не пересекаются. Боялись, что во время спаррингов будут слишком друг к другу… так скажем, неравнодушны.

– Тебе кто был ближе по духу – Фёдор или Саша?
– Фёдор. Он совсем другой человек.

– С Сашей не общались вне тренировок?
– Нет, только внутри команды.

– Вы ещё общались когда Фёдор ударился в религию?
– Да, общались. Фёдор вообще был атеистом. Ну как атеистом, относился так к религии – ну есть и есть. Потом я помню как увидел его в одном из боёв с крестом. Очень удивился. Тогда понял, что у Фёдора в жизни что-то поменялось. Наверное у каждого человека бывают такие периоды, когда отношение к каким-то вещам резко меняется.

– Сейчас, как думаешь, Фёдор так и остался привержен религии?
– Надеюсь, что да. Часто бывает так, что Господь даёт тебе что-то легко,  и ты с ним. А потом резко отступает и как бы говорит – а вот теперь попробуй всё это без меня. И он смотрит со стороны, а ты понимаешь, что не так то это и легко на самом деле. Важно в такие моменты не отступиться от своей веры.

w 4b268549

– Ты был таким верующим с детства? Или это пришло в какой-то момент?
– Семья была верующая. Но на самом деле многие из нас далеки от православной культуры. Мы там что-то делаем, что-то знаем по чьим-то рассказам. Или смотрим, как какая-то бабушка делала и повторяем за ней, но по факту не вникаем в это.
Раньше же как было, при коммунизме. Всё на свой страх и риск, тайком. У меня вот тесть взял детей и крестил. Хотя жена боялась. Он ей и говорил, что вот мол ты боишься свой парт. билет потерять, а я вот пошёл и сделал. Или часто бывало, что родители боялись, а бабушки с дедушками шли и крестили.
У нас вот в городе по сути 1 храм действующий был. И там люди когда как приходили – кто-то ночью, кто-то вечером шёл, кто-то рано утром. И вот крестили.

– Сейчас как часто ходишь в храм?
– В субботу и воскресение, а также в праздничные дни.

Есть бой, который у меня остался в памяти, как первый секс.

– Михаил, подходим к концу интервью и напоследок хотелось бы узнать – кто был самым сложным твоим соперником?
– Я бы немного переформулировал. Мне проще сказать не о том, кто был самым сложным или несложным, а назвать тот бой, который остался в памяти навсегда. Как первый секс. Вот у меня такой бой – мой первый проигрыш. Это поединок против испанца Даниэля Таберы.

– Как ты проиграл?
– Удушающим приёмом.
Ситуация была такая, что все хотели быть похожими на Фёдора в тот момент. Он не проигрывал и все стремились к этому. Чтобы обязательно быть с нулём в графе поражений.

– А всегда выигрывать не получится.
– Это да, но ведь и многое от менеджмента зависит. На тот момент он у нас был не особо, и мне вот дали достаточно сильного оппонента. Хотя я в принципе был к нему готов. Помню бой, как сейчас.
Мы вышли, я хорошо попал, перевёл его в партер, стал делать болевой, ломанул ему руку, он травму получил, но я был на тот момент ещё неопытный, неграмотный. Секунданты также подсказывали не очень верно. Я совершил ошибку и попался на удушающий приём. И вот этот бой помню до сих пор.

qXjZ8sRbJ0I

Интервью взял — Виталий Тарасов.
Редактировал — Александр Мамонов.

Просмотров: 23

Эксклюзив

Сегодня в Лос-Анджелесе (США) проходил масштабный боксёрский PPV-ивент, который выделялся

Читайте также

MMA

Действующий обладатель чемпионского пояса AMC Fight Nights в средней весовой

UFC 269 смотреть онлайн
MMA

UFC 269 смотреть бесплатно онлайн — турнир покажет российский канал

Фанаты смешанных единоборств смогут посмотреть предстоящий бойцовский вечер UFC 269

MMA

Результаты и лучшие моменты прошедшего турнира UFC Vegas 44 в