Mail.ru
Все о боксе, ММА и кикбоксинге. Новости, видео, статьи и обзоры.
Авторизация x
Либо через

Анатолий Моисеев: «Прежде чем стать профи, пришлось поработать грузчиком и охранником»

Новости кикбоксинга 2015.06.09, 12:16 Артем Голик

Анатолий Моисеев: «Прежде чем стать профи, пришлось поработать грузчиком и охранником»

25-летний кикбоксёр Анатолий Моисеев вышел в полуфинал Боёв по правилам TNA. Именно российский боец считается главным фаворитом на чемпионство в нынешнем сезоне. Уроженец Крымска стал главным открытием этого года в мире кикбоксинга. Он до сих пор не проиграл ни одного профессионального поединка, большинство из которых завершились зрелищными нокаутами. Но столь яркому прорыву предшествовала работа на стройке и в охране. Об этом и многом другом чемпион мира рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

– Анатолий, в одном из телесюжетов вы рассказывали про родную бабушку, которая умоляет вас закончить с кикбоксингом. Вы ведь не просто так о ней упомянули. Человек много значит для вас?

– Да, моя бабушка для меня очень близкий человек. Причем чем старше я становлюсь, тем больше ценю её. Стараюсь больше внимания ей уделять. Ещё на войне её брали в плен, была узницей. Жизни повидала, что уж тут говорить… Любит меня очень.

– Все любят своих внуков.

– Меня больше всех, я это чувствую (улыбается). У нас большая семья, поэтому внуков у неё много. Бабушка как-то смотрела бой по телевизору, а там кому-то крепко наваляли. Кровь на ринге, всё как полагается. Так она потом всю ночь не спала! Тоже самое могу и про маму сказать. Она очень впечатлительная к таким делам.

– Как родственники реагируют на вашу прогрессирующую известность?

– Да нет никакой известности. Кикбоксингу мало уделяют внимания. Нужно быть очень крутым, чтобы получить большую известность в России. Раньше родители предлагали прекратить, подумать о работе. Они же видели, что мой спорт денег не приносил. Чтобы тебе начали платить за бои, нужно много потерпеть. Конечно, сейчас они уже поддерживают меня.

– В кругах кикбоксинга вы известны. Всё-таки вы лишь седьмой боец из России, выступивший в Glory.

– Да чего там, один раз только выступил пока. Нужно постоянно показывать хорошие бои, чтобы тебя признали. Например, Джабар Аскеров, сколько он бился, чтобы его признали на мировой арене? Ему пришлось немало потрудиться, чтобы стать великим бойцом. Он первый в России добился таких высоких результатов в кикбоксинге.  

– Вам уже 25 лет, а профессиональных боёв всего 11. Нет ощущения, что слишком поздно вы «включились»?

– Можно в 18 лет набоксироваться так, что в 21 уже тебе не захочется выходить в ринг. У каждого фрукта есть свой срок созревания, как говорил мой первый тренер Игорь Попков. Можно раскрыться только к тридцати годам, а можно раскрыться в двадцать и как Тайсон крушить всех.

– Победы ведь не сразу пришли. Наверняка были поражения на тренировках и переживания в подростковом возрасте?

– Было такое. Я начал боксировать с 12 лет. Представьте, какая была конкуренция? Раньше любительский кикбоксинг был ещё популярнее, много было желающих заниматься им. У меня бывало по три-четыре боя в день. Конечно, более опытные мальчишки меня побеждали. Я сильно расстраивался.

– Приходилось ли применять свои навыки на улице или в школе?

– В школе никогда не применял, да и в жизни стараюсь обходить конфликты. Если человек в здравом уме, трезвый, но хочет применить физическую силу, то я могу ответить. Обычно до такого не доходило, я стараюсь всё пропускать мимо ушей. 

– Может быть, заступаться приходилось когда-нибудь? За девушку, например?

– Бывало. Меня очень злит, когда на мою девушку смотрят или пытаются как-то подкатить к ней. Меня это бесит! Бывало, даже при мне так делали. В фастфуде парень стоит и рассматривает у неё места всякие… Пришлось хлопнуть ему по спине и пожелать приятного аппетита. Никто не понял, что произошло и за что я его так. Аппетит у него, скорее всего, пропал. Вообще я вспыльчивый, но стараюсь сдерживаться.

– Раз уж мы заговорили о подруге, то почему она вас не сопровождает в поездках?

– Она постоянно обижается. Спрашивает, почему я её даже в Краснодар не беру? Мне проще, когда все мои родные и близкие сидят дома. Девушка, папа, мама, все! Папа один раз пришёл на мои соревнования, где я проиграл. После этого я ему сказал, чтобы не ходил на мои бои, потому что мне это неудобно. Он перестал ходить, смотрит только в записи.

– Не любите когда знакомые вживую наблюдают бой?

– Люблю, когда друзья со мной. Причём те, которые боксировали и могут меня понять. Они понимают, когда можно лезть ко мне, а когда лучше промолчать. Перед боем человек бывает очень вспыльчивый и я не хочу, чтобы кто-то из близких был рядом в такие моменты. Девушка в их числе.

– Ещё женщины внимание любят, отвлекать от важных дел…

– Я просто буду думать, где она, что она делает? Это же не просто приехал на час подраться и уехал. Она же и на взвешивании должна присутствовать и на подготовке. Для меня это неудобно. 

– Какой род деятельности у ваших родителей?

– Папа водит поезда на нефтяной базе. Не любил он это дело никогда, но всё равно, говорит, приходится. Мама на небольшом рынке в Крымске продаёт молочные продукты. Обычная семья. 

– Живёте отдельно от них? Наверное, в Новороссийске квартиру купили?

– Если бы купил (улыбается). Бои пока не позволяют квартиры покупать. Я снимаю квартиру в Крымске.

– В квартире грушу не повесили?

– Нет, мне хватает этих груш в спортзале. Для меня груша давно перестала быть объектом непреодолимого желания ею обладать в любом месте, в любое время. Не хватало, чтобы ещё и у меня дома она висела (смеется).

– Правда, что вы по три раза в день тренируетесь?

– Раньше бывало такое. Вон, видите, тренер мой идёт? Это он мне такие тренировки устраивал.  

– Время оставалось на развлечения какие-то?

– Ни на что не оставалось. Кушал, спал и тренировался. Каждый день так. 

– Неужели вам было интересно жить так?

– Я активный человек и мне надоедает обыденность. Даже в Новороссийске вместо того, чтобы идти отдыхать, я ходил купаться на море с друзьями.

– И всё-таки, чем вы зарабатывали на жизнь до того, как стали профи в кикбоксинге?

– У меня всегда была тяга к тому, чтобы зарабатывать свои собственные деньги. С малых лет я ходил маме на рынке помогал, перепродавал какую-нибудь клубнику, черешню. В 17 лет я пошёл работать грузчиком. Вот, после этого сумасшедшего дня я бежал на тренировку. Позже на стройке работал, причём на стройке мне показалось работать намного легче, чем грузчиком. Уже после 18-ти лет я ушёл в охрану, но всё равно продолжал боксировать. Кроме этого пытался каким-то маленьким бизнесом заниматься. Разными способами крутился (улыбается).

– Удивительная история. И как же вы выбрались из обычной жизни?

– Друг помог. Он увидел мои бои, предложил тренироваться. Год я без проблем прожил, потому что он спонсировал меня. Я просто жил и не думал о том, что мне нужны деньги. По сей день он мне помогает. Я ему очень благодарен. 

– В армию не приглашали послужить?

– У меня были проблемы со спиной, поэтому было 50 на 50, возьмут или нет. Отец сказал не беспокоиться и продолжать тренироваться спокойно. С военкоматом вопрос решили.

– Чувствуете, что после успехов на профессиональном ринге повысилось внимание к вам?

– Я особо не ощущаю, хотя со стороны может так показаться. Может, это связано с тем, что меня трудно найти, ведь я не пользуюсь социальными сетями. Наверное, пора зарегистрироваться там. А вообще я и не хочу к себе внимания. Оно вредит карьере. Лучше оставаться со своим спортом один на один и идти к своей цели.

– Вы выступаете в профессиональных турнирах всего пару лет. Фактически, вы совсем недавно начали зарабатывать деньги?

– Да, примерно так. Поначалу у меня был спонсор, благодаря которому зарабатывал деньги, но бои были очень редко. Я мастер спорта международного класса, чемпион мира по любителям, но в профессиональном кикбоксинге никто на это не смотрит. Тебя рассматривают как обычного бойца. Если куда-то пригласили, то надо показывать хорошие бои, чтобы постоянно мелькать на турнирах и тебя запомнили. Станешь медийной личностью – будут звать на турниры. Без этого ничего не получится. У нас много хороших ребят, которые не дождались своего шанса.

– Почему промоутеры не обращают внимания на перспективных бойцов?

– Не знаю. Хороших бойцов очень много, поэтому могу сказать, что промоутеры работают плохо. Возможно, в России им тяжело хорошо заработать.

– Весной вы провели четыре боя. Нормальный темп для вас? Не перебор?

– Пока что нормально выдерживаю. Давно не было такой практики, поэтому меня устраивает. Раньше ждал по полгода боёв, меня «кормили обещаниями». Сейчас, вроде бы, пошло.

– Уже, наверное, имя работает.

– Более или менее. Теперь я более известен в профессиональном кругу. Вот и дерусь часто.

– В интервью на телевидении вы сказали о негативных комментариях в социальных сетях в свой адрес. Якобы, Моисееву кого попало подкладывают, вот он и выигрывает. Почему люди так думают?

– Сейчас точно и не вспомню, где такое писали. Могу сказать, что давненько это было, когда ещё в Краснодаре боксировал с Романо Марджанером. Про него подумали, дескать, фигура не атлетичная, поэтому боец так себе. Посмотрите на Фёдора Емельяненко! Да, у него нет кубиков пресса, но это великий боец! У каждого своя структура тела и на её основании нельзя делать вывод о классе спортсмена. Тот мой соперник был хорошим бойцом. Я бы посмотрел, как злопыхатели побоксировали с ним. Я-то знаю его.

– Вы рассказывали про спонсора. Как вообще бойцы занимаются его поиском?

– Да, я сам искал себе спонсора. Звонил другу, говорю – брат, давай, в Москву, может, меня куда-то пристроишь, а то любители не кормят меня. Мы и в Fight Nights звонили. Я хотел двигаться, расти, тренироваться. У меня было желание выступать на профессиональном уровне. Я уже хотел поехать в Москву, просто потренироваться в нескольких залах, но мне позвонил друг и рассказал об интересе ко мне. Кто-то обо мне рассказал, что рядом с Новороссийском живёт боец. Вот представители моего нынешнего бойцовского клуба посмотрели мои поединки и пригласили. После этого я начал сотрудничать, набирать команду и более профессионально подходить ко всем мелочам. Теперь мы стараемся пиарить наш клуб, чтобы люди туда приходили. Благодаря этому можно привлечь спонсоров, но всё равно это сделать трудно. Вроде бы, Новороссийск большой город, но никто не хочет свои деньги в спорт вкладывать.

– Как происходит поиск боёв? Кто этим занимается?

– Менеджер ищет поединки для меня. Изначально мы отправляли кучу заявок на различные турниры, но никуда особо не звали. Хорошо, что у нас были свои турниры серии GFC, где мне хоть как-то удалось засветиться.

– В Glory тоже также заявку отправляли?

– Менеджер меня спросил – куда тренироваться поедем, в Таиланд или в Голландию? Естественно, я выбрал Голландию. Мы туда поехали, выбрали бойцовский клуб Coliseum. Там мне очень понравилась домашняя атмосфера. Но когда начинаются спарринги, то там уже бьют нещадно. Ребята рубятся там. Могут даже поставить в спарринг-партнёры соперника весом в сто килограммов. У нас так не делают. Даже если слабого 100-килограммового бойца поставят против меня, а мало ли, как он махнёт? Зачем оно мне надо? У нас рассуждают именно так.

– Сколько в Голландии тренировался?

– Прожил там месяц и многое там для себя почерпнули. Как раз на одну из тренировок пришёл промоутер Glory, его пригласили посмотреть на действующих проспектов Glory. Им предложили посмотреть на парня из России, коим был я. Они посмотрели, порекомендовали подкорректировать технику. По их мнению, я боксировал, как любитель.

– Как любитель, это как?

– Больше игровая такая манера. Она больше подходит к работе на очки, а не на жёсткость. Профессионалы бьют намного жёстче и я это ощутил на себе, когда меня поставили с Крисом Нгимби. Хороший боец, дрался с Артуром Кишенко, Энди Сауэром. Я почувствовал, что моя техника уходит в никуда. Он просто меня передавливает физически. Я решил прибавить в силе удара.

– Заставь дурака богу молиться, что называется. У вас нокаут за нокаутом в карьере сейчас.

– Ну, постарался (улыбается). Не знаю, как так получилось. Ноги тренировал больше. Когда нокаутировал Макса Баумерта, то я вообще намеревался ударить ногой в защиту, но у него соскользнул удар с руки прямо в голову. Хотя я много этот удар отрабатывал! Женя Куравской тоже шёл напролом на меня, надо было как-то останавливать. Решил сделать «вертушку», думал, колыхнёт его, а получилось, что попал в голову.

– Согласны с тем, что бой в Казани против Итая Гершона был самым сложным в профессиональной карьере?

– Я много раз пересматривал этот бой, чтобы понять, почему я с ним «зарубился». Перед боем с Гершоном я давно не боксировал, а для меня это проблема. Я вроде бы знаю, что нужно делать и как бить, но я чересчур напряжённый. Ещё в голове были мысли – зачем сейчас выкладываться, если всё равно будет четыре раунда? Два раунда я решил немного притормозить, думал, Гершон выдохнется, но что-то он вообще не хотел выдыхаться. В третьем раунде пришлось прибавить. Тяжеловато было.

– Что скажете о сопернике по четвертьфиналу Малике Гроенберге? (Моисеев победил голландца по решению судей, - ред.)

– Я считаю его одним из главных претендентов на победу в турнире. Очень дерзкий парень, неудобный и непредсказуемый. А вот он идёт, Гроенберг! Подслушивает, видимо (улыбается)… Ещё мне очень нравится техника Сайфуллаха Хамбахадова. Он молодец.

– В своих поединках вы демонстрируете технику из фильмов про каратэ 90-х годов. Это показуха или вы действительно пытаетесь победить соперника зрелищно?

– И то, и другое. Это добавляет зрелищности, но и соперника ошеломляет! Спарринги у кикбоксёров проходят обыденно. Все бойцы делают всё тоже самое на тренировках. Когда делаешь что-то неординарное, оппонент может растеряться и пропустить удар.

– В промежутках борьбы за чемпионство в Боях по правилам TNA будет ли у вас время снова провести бой в Glory?

– Они предлагали мне бои, но я отказался, потому что боксирую в Казани. Это же элементарная порядочность с моей стороны. Если я обещал, значит, должен соблюдать условия договора. Хотя хотелось бы чаще в Glory выступать. Если совмещать Бои TNA с Glory, то я не буду успевать восстанавливаться. Буду ждать более удобных предложений. Конечно, меня впечатлило, что удалось побоксировать там. Я всю жизнь думал об этом. Ещё и выиграл нокаутом! Для них это очень важно. Меня даже голландские тренеры подначивали – давай, давай, ты должен сделать этот нокаут! Ты обязан! (смеется)

– Вам там прозвище дали – Непобеждённый. Вы ведь не потерпели ни одного поражения.

– Это не главное. Просто так получилось, что не проигрываю. Ничего особенного в этом нет.   

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»

Анатолий МОИСЕЕВ

Родился: 11 апреля 1989 года в Крымске (Россия)

Любительская карьера: Мастер спорта международного класса, победитель первенства Европы 2007, чемпион мира по кикбоксингу в разделе лоу-кик 2011, чемпион России по кикбоксингу в разделе лоу-кик 2011, бронзовый призер чемпионата Европы по кикбоксингу 2012, .

Профессиональная карьера: Боёв всего - 11, из них 11 побед (7 нокаутов). Победитель суперфайта Glory-20, действующий полуфиналист Боёв по правилам TNA, победитель супербоя турнира серии W5.

Комментарии:

Читайте также: