Mail.ru
Все о боксе, ММА и кикбоксинге. Новости, видео, статьи и обзоры.
Авторизация x
Либо через

От слов к делу: репортаж с ринга

Статьи смешанных единоборств ММА 2013.10.29, 18:57 Conor

Что чувствует боец перед выходом на ринг? Какие эмоции он испытывает? Что видит и слышит во время боя? О чем думает после?

Спортивный журналист Анастасия Ткач на время отложила перо и надела боксерские перчатки, чтобы на своей шкуре испытать все эти ощущения.

Этот очерк – концентрат субъективности. Дневник. Исповедь. Без редакции и без цензуры. Репортаж в боксерском шлеме, с капой в зубах и огнем в груди.

 

В Федерацию тайского бокса Москвы и клуб единоборств «Файтер» я пришла работать около двух лет назад. Круг моих обязанностей до сих пор имеет весьма смутные очертания: я и пиарщик, и журналист, и фотограф, и админ, и smm-щик, в общем, как говорится, и чтец, и жнец, и на дуде игрец. К началу своей работы о тайском боксе я не знала ровным счетом ничего, даже не подозревала, что такой вид спорта вообще существует. До сих пор не понимаю, как меня взяли при абсолютно нулевых знаниях в этой сфере, но, видимо, это судьба.


Уже через несколько дней после знакомства с президентом московской Федерации тайского бокса Низами Ашуралиевым, меня пригласили на профессиональные бои по тайскому боксу, так сказать, чтобы я побыстрее влилась. Тот вечер, конечно, был неоднозначным в плане эмоций. Я первый раз присутствовала на подобного рода мероприятии, первый раз потрогала ринг, первый раз наблюдала за поединками, первый раз видела нокауты, рассечения, кровь и боль, получаемые людьми добровольно. А прибавьте к этому еще разгоряченную публику, полный зал мужчин, тотализатор, полуголых ринг-герлз и громкую музыку... В общем, «погружение» в мир единоборств для меня было глубоким. Я была, мягко говоря, в шоке. Но по дороге домой, пытаясь переварить все, что было, я поняла, что мне интересно. Интересен сам спорт и интересно, как я смогу проявить свои профессиональные навыки. Такой своеобразный эксперимент над собой. Все-таки журналистская жилка она такая. И понеслось.


С того судьбоносного январского дня 2012 года я посетила десятки турниров разного масштаба: от любительских «открытых рингов» до профессиональных бойцовских шоу, познакомилась со многими интересными людьми, так или иначе причастными к единоборствам, сделала тысячи фотографий и написала сотни материалов. И с каждым разом мои знания крепли, мой интерес усиливался, я настолько влилась во все это, что теперь просто не представляю своей жизни без единоборств. А потом я начала тренироваться сама.

 


 

 

Честно признаюсь, когда я первый раз увидела девочек на ринге (это был самый обычный ежемесячный любительский «Открытый ринг»), я подумала: «Вот дуры! Что творят?» Я не могла на это смотреть. Мне было даже противно. Это было противоестественно. Это вызывало недоумение. Через месяц на чемпионате Москвы я уже не отворачивалась от ринга и поймала себя на мысли, что во мне просыпается интерес к теме «женщины в единоборствах». После чемпионата я взяла свое первое интервью у девушки-бойца и с удивлением обнаружила, что за переделами ринга они мало чем отличаются от остальных дам.


Потом было еще несколько турниров, знакомства, разговоры и интервью с девушками. Мой интерес к ним рос в геометрической прогрессии, моё отношение к женскому боксу кардинально менялось, я уже не недоумевала, я восхищалась ими. Я хотела познать природу этого явления, хотела залезть к ним в голову, чтобы понять, что там творится, жаждала посмотреть на мир их глазами. Как-то после зонального турнира я подготовила материал с участием трех девушек. По сути, это была запись нашего с ними разговора. Именно тогда впервые прозвучала мысль о моих тренировках. Девушки так меня вдохновили, что я даже написала в твиттере, мол, не начать ли мне тоже заниматься. Конечно, это была шутка. Я была еще не готова к подобного рода экспериментам.

 

А потом был чемпионат России, я попала на тренировку нашей сборной и там были девушки. В тот день я познакомилась с Юлей Березиковой и, конечно, взяла у неё интервью. Я снова пыталась докопаться до истины, что же движет девушкой, которая добровольно поднимается на ринг и получает от этого удовольствие. Я все чаще стала задумываться о том, чтобы самой начать тренироваться. В общем, работа в голове потихоньку шла, я начинала серьезно рассматривать такую возможность, хотя никогда в жизни не занималась спортом. «Физкультура» была моим самым нелюбимым уроком в школе. Для меня всегда было предпочтительнее полежать с книжкой на диване.


Переломный момент случился на чемпионате мира по тайскому боксу, который проходил в Санкт-Петербурге. Концентрация муайтай в моей жизни тогда просто зашкаливала: семь дней подряд по восемь часов я наблюдала поединки лучших тайбоксеров мира. К концу дня у меня пухла голова от тайской музыки и болел глаз от фотоаппарата, но я шла в номер и полночи писала статьи, обрабатывала фотки и вдохновлялась. Сопричастность такому событию волновала меня. Я познакомилась с девушками из нашей сборной, я поняла, что очень переживаю за них, когда они на ринге. А еще, каждый раз стоя под рингом и держа палец на затворе, я спрашивала себя: «Смогу ли я так же?» И я чувствовала, как внутри меня просыпается осознанное желание быть как они. Чемпионат закончился, я вернулась в Москву и уже через месяц пришла в зал.


 

 

Было трудно физически, потому что тело, мягко сказать, офигевало от нагрузки, и психологически, потому что я была единственной девушкой в зале. Чувствовала себя инопланетянкой. Никогда не забуду это гадкое ощущение, когда все разбиваются на пары, и остается один «счастливчик», которому предстоит стоять со мной. Для парней это было как наказание. Эта великая скорбь в их глазах меня бесила и обижала. Но я не сдавалась. Я тренировалась. Я знала, что у меня все получится. Я в это верила и я это чувствовала.

 

И вот, наконец, спустя месяцы тренировок, мой первый выход на ринг. 20 октября 2013 года. Открытый чемпионат «Y.A.NEXT» по боксу и тайскому боксу среди любителей. Наконец-то я сама смогу ощутить все, что чувствует боец перед боем и во время него. Итак, турнир моими глазами. Но глазами не журналиста, а бойца.


В то утро я проснулась от звонка будильника и сразу почувствовала нарастающее волнение. Я говорю «почувствовала», потому что это было физически ощутимо – мое сердце билось где-то в области желудка, и в ушах в унисон стучала кровь: «Бум, бум, бум». Я сделала глубокий вдох и переставила будильник на пятнадцать минут, но сон уже не шел, и все это время я лежала в полудреме. Стук постепенно прекратился, сердце переместилось на положенное место. «Нужно обязательно встать с той ноги», - пронеслась в голове идиотская мысль. Странно… Я не суеверный человек, но в исключительных случаях (например, как этот) начинаю придавать большое значение приметам и всяким тайным знакам. Знаков, в общем-то, может и не быть, но воспаленный мозг почему-то интерпретирует случайности и мелочи как нечто архиважное. Вот и теперь, когда пришло время вылезать из кровати, первой ногой, коснувшейся пола, оказалась правая, хотя в обычные дни я всегда встаю с левой – такое уж расположение мебели в комнате.

В ванной, состроив ободряющую гримасу собственному отражению, я приступила к утреннему туалету, и, в принципе, то утро мало отличалось от остальных: душ, завтрак, даже просмотр очередного эпизода сериала за едой – ничто не выдавало того факта, что уже через несколько часов я проведу свой первый бой. Комнату заливало солнечным светом, лучи, пробивавшиеся сквозь тюль, приятно согревали кожу, тревожность и волнение отступали прочь, освобождая место спокойной уверенности. Сначала она была маленьким комочком где-то в груди, но с каждой минутой она разрасталась, проникала в каждую клеточку моего тела, наполняла всю меня до краев. Меня даже немного пугало отсутствие волнения, «горения», но где-то в глубине я понимала, что нынешнее спокойствие – явление временное. Собрав сумку и в тысячный раз перепроверив наличие капы, бинтов и формы, я вышла из дома. «В следующий раз, когда ты войдешь в эту дверь, ты должна войти победителем, - сказал голос внутри меня, - Ты сделаешь это, у тебя получится». Очевидно, процесс «настройки» на бой окончательно запустился.


Весь мой путь к месту проведения турнира состоял из фиксации и анализа всяких мелочей. Вот я вызвала лифт, он приехал практически сразу (что большая редкость), я даже угадала, какая из трех кабин откроется; маршрутка подъехала, как только я подошла к остановке; мое любимое место рядом с водителем свободно, и никто за время пути не подсел;поезд в метро не пришлось ждать, и в вагоне нашлось свободное место; я не ошиблась с выходом и сразу села в только что подъехавший автобус. «Это твой день, все идет как по маслу», - шепнул голос.

 

Вот и зал, я вижу «файтеров», они сидят большой компанией и что-то обсуждают. Приветствия, ободряющие улыбки, рукопожатия. К нам подходит рефери, просит что-то перевести с английского и на полчаса зависает рядом с нами, рассказывает какие-то байки. Нам весело, мы многозначительно переглядываемся и закатываем глаза, потому что байки, на самом деле, уже немного притомили. Я смеюсь, мне легко, но в какой-то момент я понимаю, что много как-то смеюсь. Опять эти приметы. Стоит быть немного серьезнее. Вывесили списки пар. Моя пара двенадцатая, мой угол синий. Не знаю, почему, но мне кажется это добрым знаком. Двенадцать – хорошее число. Синий угол – тоже отлично, хотя мне всегда казалось, что первый раз я буду выступать в красном.


 

 

Вижу её. Пришла. Выглядит бодро, улыбается, шутит, тоже расслаблена, насколько позволяют обстоятельства. Просмотрела списки, замечаю по её лицу, что тоже довольна раскладом. Она сидит в своей компании, я в своей. Мы не встречаемся взглядом, но я знаю, что она наблюдает. Я тоже иногда бросаю взгляд в её сторону. Инстинктивно. Где-то в глубине начинает шевелиться волнение. Приятно покалывает. Хорошее ощущение. Правильное.


Пришел тренер, мы пожали руки, но словом не перекинулись. А для меня важно чувствовать его поддержку. Объявили, что скоро начнутся поединки. Я знаю, что выйду на ринг не раньше, чем через полтора часа. Переодеваться и готовиться пока рано, но сидеть просто так, без дела, невыносимо. Меня отвлекает легкий треп с «файтерами» и моими друзьями, Богданом, Таней и Данилой, который пришли поболеть за меня. Они первый раз видят бокс вживую, я для них как проводник: объясняю правила, комментирую комбинации. На ринге пара десятилетних ребят, мои друзья в легком шоке. И тут Богдан изрекает: «Этот неловкий момент, когда десятилетние дети дерутся лучше тебя». Всё. Отпустило. Я опять смеюсь. Мне хорошо, я расслаблена.

 

Закончились поединки по боксу, дальше начинаются выступления в разделе «Тайский бокс». Богдан, Таня и Данила не ожидали увидеть такое, все-таки совсем другая динамика: ноги, колени, клинч. «Блин, ты тоже так будешь? Я не хочу, чтобы тебя били», - чуть не плачет Таня. «Да никто меня не будет бить, не переживай, - я пытаюсь её успокоить, а про себя думаю, - Да. Нельзя позволять себя бить. Я сама должна это делать». Улыбаюсь собственным мыслям и чувствую, как волнение внутри начинает приятно трепыхаться.


 

 

Я хочу этого боя. Я мечтала об этом дне с первого дня тренировок, а, может, даже и раньше. Мне столько раз снился этот бой, я столько раз представляла себе удары, которые буду наносить, как буду защищаться, как мне поднимут руку… И вот этот день настал. Что интересно, я не боюсь ринга и не боюсь поражения. Раньше я думала, что поражение – это худшее, что может случиться, что ни в коем случае нельзя его допустить. В последнюю неделю подготовки к бою у меня резко сменились взгляды, я много думала над этим вопросом, и в голове что-то щелкнуло. Я поняла, что поражение – это не страшно. Это даже хорошо и полезно. Ты должен сделать все, чтобы не допустить его, но в любом случае, если это случится, ты должен его принять и выжать из этого все плюсы. Раньше я тренировалась, чтобы не проиграть, теперь же я тренируюсь, чтобы выиграть. И здесь есть разница. Наверное, поэтому я чувствую себя так спокойно и уверенно, и никакие посторонние эмоции не мешают мне наслаждаться всей крутостью момента – я боец, я выйду на ринг, я буду драться!

 

На ринге уже девятая пара, выступает наш «файтер», следом за ним еще один. Я фотографирую, болею, пытаюсь запомнить их выступления. Они оба выигрывают. Хороший знак. Подходит тренер, берет за плечо и сообщает, что до моего боя будет награждение и перерыв, но мне уже пора идти переодеваться. Значит, еще есть время. Я успею хорошо размяться и разогреться. Это важно, потому что без хорошей разминки мышцы дубовые, не тянутся, чуть не скрипят.

 

Захожу в тренировочный зал. Куча народа. Иду в угол, где собрались наши «файтеры». Тренер говорит разминаться, сделать «бой с тенью» и настраиваться на бой. У меня начинают шалить нервишки. Я первый раз выступаю. Как разминаться, что делать, чтобы не потянуть мышцы? На тренировке мы бегаем и прыгаем минут пятнадцать, так что ко времени разминки мышцы уже достаточно горячие. А что здесь? Не бегать же мне по кругу! Может, скакалка? Спрашиваю совета у Ромы (он будет моим секундантом). Он говорит пока просто тянуться, делать бой с тенью, а потом мы с ним поработаем немного в паре. Ладно. Нервы опять в порядке, волнение утихает.

 

Начинаю разминаться, пока проблем нет. Но вот «бой с тенью» меня смущает. Я знаю, что на меня смотрят. Моя соперница в этом же зале в противоположном углу. Я бы предпочла готовиться в другом месте, но выбора нет. «Тебе на ринг выходить через полчаса, все так или иначе будут на тебя смотреть, чего ты дрейфишь?» – звучит голос у меня в голове. И правда. Чего мне переживать? Я начинаю боксировать с тенью. Постепенно мозг отключается, и я перестаю думать обо всем, что происходит вокруг, полностью погружаюсь в процесс. Я двигаюсь легко, чувствую, как тело включается в работу, мышцы оживают. Приступ нервозности опять погашен, я снова уверена в себе.


Мы с Ромой прорабатываем несколько серий, я чувствую кожей, как моя соперница смотрит на меня. Стараюсь не обращать на это внимания. Я ведь тоже за ней наблюдаю. Так что мы в равном положении. Я читаю в ней тревожность. Может, мне кажется, но я вижу, что она сильно волнуется. Приходит тренер, советует не заморачиваться на руках и стараться чаще бить комбинацию «рука-нога в корпус». Он спокоен и улыбается, на меня это действует умиротворяюще.

 

 


 


 

До боя еще остается немного времени, я могу посидеть иотдохнуть. Бросаю взгляд в сторону соперницы, она уже лежит, настраивается. Я достаю плеер и включаю мелодию, которая, как мне кажется, отлично отражает всю сущность поединка. «Утро» из сюиты «Пер Гюнт» Эдварда Грига. Она меня успокаивает, но, в то же время, волнует кровь. В музыке есть такой термин «крещендо», который обозначает постепенное увеличение силы звука. Так вот на каждом «крещендо» я вижу динамику, прогрессию, атаку. На каждом спаде – секундный отдых, а потом снова схождение бойцов. Конечно, сложно представить, что такая светлая и чистая музыка может ассоциироваться и олицетворять поединок, но это так. Еще накануне боя я включила «перемежку» в своем плеере и наткнулась на эту композицию. Мне и секунды не понадобилось, чтобы понять, что это «моя» музыка.


Я лежу с закрытыми глазами, наслаждаюсь мелодией, а время все идет. Перерыв как-то затянулся. У меня замерзли ноги. Я начинаю раздражаться. В ушах в десятый раз начинает играть «Утро», и я где-то в глубине души понимаю, что это последний «репит» перед боем. В следующий раз, когда я открываю глаза, передо мной стоят рефери, девушка-организатор и еще какой-то парень – проверяют наличие бандажа. Кто-то шутит, мол, проверяют, не спрятала ли я нож в шортах. Бросаю взгляд в сторону соперницы, она уже собрана, в щитках и шлеме. А вот и Рома, несет мою амуницию. Натягиваем щитки, перчатки. Со шлемом проблема: не помещается косичка, а потом и вовсе прицепляется к липучке. Тренер каким-то образом освобождает мои волосы, почти не выдрав их из головы. Наконец, шлем на месте, вроде сел удобно. «Что, Настя, веселиться идешь?» – спрашивает тренер, улыбается и уходит. Его назначили боковым судьей на мой поединок. Вокруг начинается какая-то суета, кто-то кричит, что пора выходить, что уже объявили пары.


«Бум, бум, бум», - сердце снова перемещается в область желудка, в ушах стук. Приятное волнение захлестывает меня, я чувствую, как оно бурлит где-то в животе. Это хорошее волнение. Не тревожное, а волнение-предчувствие чего-то грандиозного. Я могу его контролировать. Я волнуюсь, но не горю. Я уверена в себе. Я спокойна. Делаю глубокий вдох и начинаю двигаться к рингу. Вокруг мелькают лица, я слышу слова одобрения и пожелания удачи. Я ощущаю счастье. Вот оно! То, о чем я мечтала, сбывается в этот самый момент. Не знаю, что написано у меня на лице, но, кажется, я улыбаюсь. А вот и ринг, моя соперница уже ждет. Я поднимаюсь. Рома дает мне капу, рефери уже тут: «Евротай. Готова?» Я киваю. Я готова. Мы сходимся в центре ринга. И в этот момент в моей голове проносится: «Как же круто!» Я наслаждаюсь моментом. Это длится всего мгновение, но я никогда его не забуду.

 

Я смотрю на соперницу. Впервые за весь день мы встречаемся глазами. Я пытаюсь улыбнуться ей, но она очень серьезна, и на мой ясный взгляд отвечает сосредоточенным и напряженным. Мы жмем руки, вернее, ударяем по перчаткам друг друга. Рефери объясняет правила, я смотрю на него, киваю. Бросаю взгляд на соперницу и вижу, как закатываются её глаза. Я понимаю, что она на пределе. Всё. По углам.

 

 

 

Чок! Понеслась. Левый прямой, измеряю дистанцию. В голове звучит «рука-нога, рука-нога». Бью левый прямой и правый лоу-кик. Проходит! Она идет на меня, и мы сцепляемся в клинче, несколько ударов коленом, и рефери нас разминает. Фух! Пока все хорошо. Я помню, что сказал тренер, и бью ногой корпус. Проходит! Тип. Проходит! Хорошо. Мы опять в клинче. Рефери что-то кричит мне прямо в лицо. «Слушать команду!» Да я вроде слушаю, зачем он так? Шлем постоянно двигается, приходится его поправлять. Меня это напрягает, потому что я чувствую себя уязвимой, ведь руки не на месте. Мы еще несколько раз сходимся в клинче, она пытается меня скрутить, но я стою крепко. Почему-то не могу пробить хорошийлоу-кик – мы слишком близко стоим. Зато типы проходят. Я не чувствую её ударов. То ли они недостаточно сильные, то ли это адреналин заглушает боль, но, кажется, она пока просто не достала. Волнение зашкаливает, но я полностью контролирую ситуацию. Гонг. «Быстро!» - думаю я. Иду в свой угол. «Дышим, дышим, все хорошо, ты молодец», - Рома машет полотенцем. Марат (второй секундант) протягивает бутылку, я делаю небольшой глоток, но я не хочу пить. Тренер говорит бить «двоечку» и заходить в клинч. Пытаюсь удержать это в голове. Слышу стук, надевают капу. Гонг. Второй раунд.


С этого момента моюэнергию можно представить в виде песочных часов: каждую секунду силы утекают, каждое движение убыстряет этот процесс. Я еще не устала, но чувствую, что близка. Она идет на меня с атакой, я блокирую и отвечаю. Захожу в клинч. Странно, но я в нем отдыхаю. Особенно, когда рефери останавливает борьбу. Эти 2-3 секунды, когда мы расходимся, просто спасительные, можно передохнуть. В какой-то момент я начинаю слышать, что происходит вокруг. Я слышу, как кричит Богдан. Слышу, как Таня, которая вообще не сечет в тайском боксе, когда мы с соперницей зажимаемся в клинче в углу, пищит: «Колено!» Но самое главное, я слышу Рому. «Клинч!»Пытаюсь зайти, и мы валимся на пол, причем соперница как-то странно тычет мне перчаткой в лицо уже на полу. Неприятно. Обычно на тренировках любое падение для меня как красная тряпка для быка. Я всегда начинаю злиться, даже если это просто случайность, а не удачная скрутка или подсечка. Меня бесит, что я упала, но я каким-то чудом не позволяю эмоциям взять вверх и сохраняю контроль. Через секунду я забываю о падении. Я совсем не работаю руками. Почему-то тяжело бить именно ими. Силы уходят все быстрее. Она опять идет на меня, я встречаю её левым коленом. Прошло! Она снова напирает, снова колено. Прошло! «Ну в третий раз, наверное, поставит блок?»– проносится в голове. Нет. Колено снова проходит. Рефери нас разминает. Обмен парой ударов. Гонг.


 

 

Я ползу в угол. Силы на исходе. Дыхание уже прерывистое. «Дышим, дышим! Все хорошо! Все хорошо! Смотри на Шамиля», - твердит Рома. Я смотрю на тренера, но он вне зоны видимости – девушка с фотоаппаратом заслоняет его. Мне хочется закричать, чтобы её убрали, потому что самой шевелиться мне трудно – каждое движение крадет силы, которых и так почти не осталось. Я все-таки сдвигаюсь в сторону, ловлю взгляд тренера: «Бей колено и хватай в клинч». Ок, босс, буду стараться. Стук. Боковым зрением вижу руку Марата, он протягивает капу. Я вижу, как трясется его рука. И зачем мой мозг воспринимает эту информацию?


Гонг. Сил почти нет. Дышу совсем часто. Еще целый раунд. Соперница наступает, забрасывает ударами руками, но я их не чувствую. Она не попадает. Все атаки встречаю коленом. Пытаюсь почаще заходить в клинч, чтобы хоть немного передохнуть. Мы обе уже на исходе. Я вижу, как часто она дышит, как еле подносит руки к голове – идеальный момент для наступления. Но атаковать невозможно – сил нет. Такое ощущение, что я работаю на каких-то дополнительных резервах. А за рингом шум все нарастает. Видимо, осталось совсем чуть-чуть. Все кричат. «Двоечка!»Бью левый прямой, правый боковой. Проходит! Опять. Проходит! «Не жди её, работай!» Но как? Сил нет вообще. Снова клинч, снова передышка, но она уже мало помогает. Все, что делает соперница, встречаю коленом. Мне уже не важно, попадаю ли я. Главное – не дать ей подобраться близко. Еще клинч. Кто-то кричит: «Концовка!» И вот он! Райский звук! Гонг! Я облегченно выдыхаю.«Слава богу, это закончилось!» – стучит в голове. Кое-как доползаю до своего угла. Я стою в полусогнутом состоянии, мне кричат, что я молодец, Рома снимает шлем и перчатки. Дыхание сбилось окончательно. Иду к рефери, он берет нас за руки. Несколько секунд мы стоим в ожидании. Я вижу, как кто-то спрашивает у тренера, кто выиграл. Я не слышу, что он отвечает, потому что в этот момент главный судья объявляет: «В этом бою победу одержала спортсменка из синего угла!» Всё тонет в шуме аплодисментов. Мне поднимают руку, я вскидываю обе, облегченно выдыхаю. Обнимаю свою соперницу, что-то бормочу ей на ухо. «Все закончилось. Все хорошо», - единственное, о чем я думаю. Все поздравляют, жмут руку. А я… Пока у меня нет эйфории от победы. То счастье, которое я испытала, когда услышала гонг в последнем раунде, перекрывает все. Правда. Я тогда чувствовала себя в разы счастливее, чем когда объявили победителя. В принципе, в тот момент мне даже было неважно, кто выиграл, я просто радовалась тому, что все закончилось.


Есть в этом ирония. В этот день я два раза чувствовала себя по-настоящему счастливой: когда стояла на ринге перед самым поединком и радовалась тому, что наконец-то сбылась моя мечта, и когда этот самый поединок наконец-то завершился.

Потом были поздравления, приятные слова и счастливые улыбки. У меня было ощущение, что сегодня мой день рождения. Отчасти, так оно и есть. Рождение «бойца» внутри меня.

 

 

 

Когда я попыталась проанализировать свой бой, свой выход, свою работу, первое, о чем я подумала: «Тяжело! Это невероятно тя-же-ло!» До боя мне казалось, что все это легче, хотя я и готовилась к тому, что просто не будет. «Тяжело, но очень круто!» И это действительно так. Эти эмоции нельзя ни с чем сравнить. И, однажды испытав, забыть невозможно. Это из разряда «воспоминаний на всю жизнь».Выйти на ринг – это огромный труд. Это тяжелые тренировки, это нервы, это время, это силы. Но та разрядка, которую ты получаешь после – это нечто. Эта абсолютная полярность эмоций, это ощущение, когда тебя кидает от состояния «я унылое г*вно» до «я все могу», этот адреналин, этот азарт, этот драйв – всё это сполна компенсирует все усилия. И как бы хорошо ты ни разбирался в единоборствах, каким бы невероятным знатоком ты ни был, сколько бы ты ни тренировался, пока ты не выйдешь на ринг, ты не поймешь всей «фишки». Это сложно объяснить словами. Это как тайное знание, которое можно получить только эмпирически, только самому попробовав. Хотя бы раз. И я теперь «в теме». Я теперь «одна из». Я боец. Файтер.

 


 

 

 

Большая благодарность президенту Федерации тайского бокса Низами Ашуралиеву, который открыл для меня новый мир; клубу единоборств «Файтер»; всем тем, кто болел и переживал за меня, и, конечно, самому главному человеку, без которого мой выход на ринг и моя победа не были бы возможны, моему тренеру Шамилю Амирову.

 

 

Фотографии Эдвина-Андрея Варде.


 

 

 

 

Комментарии:

Читайте также: